Неизвестные истории об известной набережной.

 

Журналист Игорь Родионов собирает материал для большой книги об истории создания уникальной, самой большой в Европе днепропетровской набережной.

Встреча на высшем уровне

Г. Гапоненко, председатель Жовтневого райисполкома в 1965-1969гг.

Некоторое время над объектом под названием «Набережная» долгое время сохранялась завеса некоторой таинственности. Все знали, что строится, но вслух никто не произносил. Особенно местное начальство. Это объяснялось тем, что по началу стройка шла без специального финансирования. Однако сказать, что власть предержащие совсем не были в курсе того, что и как возводиться в Днепропетровске, было бы неправильно. На самый верх слухи доходили, и время от времени кто-нибудь из первых лиц государства обязательно появлялся в этих местах.

Так Никита Сергеевич Хрущев, находясь с официальным визитом в Кременчуге, решил пароходом добраться до Днепропетровска. Тем более, что он знал о строительстве в промышленном областном центре набережной, почти курортной.

Напротив причала-дебаркадера, где должен был сойти на берег высокий гость, в срочном порядке разобрали рельсы и, как говорится, все «подчистую» выровняли и подмели. А вдруг «дорогой и любимый» «перецепятся» и… тогда прощай, набережная, не поздоровиться и тем, кто ее задумал. Курьезов на высшем уровне не прощали.

Хрущев по поводу городской набережной возражений не имел, и для местного начальства это означало не иначе, как благословение.

Когда высокий гость благополучно отчалил, рельсы аккуратно уложили на место, и работа продолжилась. Паровоз, груженный шлаком, вновь пошел привычным маршрутом вдоль берега Днепра.

Подводные тайны

В. П. Матвиенко, бывший управляющий конторой Стройбанка

Сегодня водный стадион на Мандрыковском заливе – часть большой набережной, где собираются жители прилежащих массивов, гости города, спортсмены и, конечно, аквалангисты.

Кстати, любителям подводных приключений открою «страшную» тайну. Под темными водами Днепра, на дне можно отыскать «материальные ценности» - бульдозер, думпкар, грузовик. Как они там оказались и почему?

Найденные в архивах народного контроля документы проливают на это свет.

Оказывается, весеннее бурное половодье заставало нерадивых хозяйственников врасплох. Неумолимая река порой «забирала» к себе брошенную без присмотра технику. Чтобы проверяющие, коих в те времена тоже было немало, не уличили в бесхозяйственности, некоторые горе-начальники давали негласный приказ:

- Поглубже столкните, чтобы видно не было…

Потом, как полагается, списывали.

А позже обнаружились и более серьезные приписки, но, как объясняли строители, «во имя благого дела». Скажем, гребной канал на Днепре, который в последствии стал достойной ареной международных соревнований, значился по документам как «дамба от подтопления». Уникальная водная карусель (подобной в Союзе не было) - как «очистное сооружение».

- Чтобы деньги не ушли «в песок», мы разработали уникальные методы для подводных контрольных замеров. Даже подготовили скафандры для… финансистов.

И тем не менее, с тех пор, как на Мандрыковском массиве появились гребной канал, водная карусель, пляжи, Днепр стал любимым местом отдыха горожан. Часто можно было видеть, как по утру люди молодые и в возрасте направляются к берегу для водных процедур. Ведь когда-то и задумывалась так: окунулся, взбодрился и - на работу.

Эксперименты и экспериментаторы

Набережная на берегу большой реки оказалась своеобразным полигоном, на котором опробовались новые идеи в области строительной технологии, архитектуры, творчестве. Здесь закалялись характеры, творились судьбы людей - будущих известных строителей, архитекторов и политиков. Конечно, не все выглядело гладко и радужно. Некоторые эксперименты смельчакам стоили и выговоров, и лишения постов, должностей и партбилетов.

В советские времена наглядная агитация – эти безразмерные кумачевые полотнища - являлись чуть ли не главным украшением городов и поселков. Это, вероятно, и подтолкнуло партийные органы в верхах к тому, чтобы повсеместно ввести новую должность – главный художник города. Эксперимент начали с Днепропетровска. Ответственность возложили на архитектора Сергея Зубарева. Главным художником города он стал по совместительству.

Но, вероятно, вопреки замыслам партийных функционеров новоиспеченный «главхуд» начал «не с того»… Как-то Зубарев распорядился разрисовать скамеечки на набережной в пестрые цвета, чтобы, как он объяснял позже, глаз радовало. «Художества» приняли за абстракционизм, и Сергея Евгениевича вызвали «на ковер» в обком партии.

-Что вы себе позволяете, - строго спрашивал секретарь.

Объяснений слушать не стали - и главхуду влепили строгий выговор. Это произошло после известного бульдозерного разгрома Никитой Хрущевым художников-абстракционистов в Москве.

- Так печально закончился мой первый «мазок» на посту главного художника Днепропетровска, - позже вспоминал Зубарев. - А заодно и эксперимент свернули…

Горожане старшего поколения, надеюсь, помнят, каким было кафе «Красный коралл» первоначально. В свое время это было популярное место отдыха для молодежи и не только. Попасть туда можно было по пригласительным. А их вручали лучшим комсомольско-молодежным бригадам.

Кафе привлекало внимание своим оригинальным интерьером. «Фишкой», как сейчас говорят, была танцплощадка из стекла с подсветкой изнутри. Пробивающийся снизу голубовато-зеленоватый свет делал пол похожим на ледяную глыбу под ногами. Да и само кафе по началу назвали «Айсбергом». Внутренние перегородки тоже были прозрачными.

- Признаюсь, что эта идея поначалу вызвала немало сомнений, - вспоминает главный архитектор города (1966-1985) С. Е Зубарев. - Боялись, что стеклянный пол не выдержит нагрузки, и люди травмируются. Пришлось проводить испытания конструкции на прочность. Выдержала… Но специальной технологии не было. Ее придумывали на ходу. Обыкновенное толстое стекло, нарезанное, проклеенное и поставленное на ребро, шлифовали вручную и в свободное от работы время. За этим занятием можно было увидеть Эдуарда Николаевича Курылева, будущего скульптора, ныне народного художника России, и Эдуарда Петровича Чубарова, впоследствии главного архитектора Днепропетровска.

О «Коралле» на берегу Днепра слухи дошли до Москвы. Оттуда приезжали любопытные и посмотреть, и опыта набраться. Ведь ничего подобного в Союзе тогда не было.

Но о первых «высотках» на набережной хочется сказать особо.

Небоскреб за месяц

Как-то, вернувшись из Москвы с какого-то министерского совещания, управляющий трестом Б. Я. Мильман заявил:

- Будем осваивать скользящую опалубку.

Тогда мало кто понимал, что это такое. Смелая идея строить «высотки» не хуже, чем в Нью-Йорке, методом скользящей опалубки понравились и архитектору С. Е. Зубареву, и партийным боссам, желавшим как-то отличиться. Но в Госстрое СССР разрешительных документов на такую инициативу не давали: дескать, в Москве новинку не опробовали, а вы там, на периферии, уже собрались небоскребы возводить. Однако дружеские связи и землячество тогда решали многое. И Мильман своего добился.

Оснастку смастерили на местном заводе, разработали свою технологию и принялись строить… 28 этажей. Ударники труда даже клич бросили: «Сутки - этаж. Небоскреб за месяц!» Это были рекорды того времени. Правда, поначалу стройка выглядела непривычно, и горожане, не понимая, что происходит, подшучивали: «Строители потеряли ориентир, и… коллектор «ушел» в небо…»

Так на жилмассиве Победа на берегу Днепра появился первый высотный дом, а затем и второй. Внешняя отделка тогда мало кого интересовала – была бы «коробка» да крыша над ней. Главное - как можно скорее обеспечить население недорогим жильем. Для областного центра это было не просто выполнение соцобязательств, за которое полагались хорошие премии и всесоюзный престиж. Об этих небоскребах, а их называли именно так, писала даже газета «Правда». Управляющий и его трест настолько прославились, что получили в народе прозвание «мильманстрой».

Страстное желание сделать Днепропетровск городом, не похожим на остальные, произвело на свет… «кабанчик». Отделочная плитка местного производства была двух цветов - голубого и желтого. И это в то время, когда компартия боролась со всякого рода происками национализма. Как это произошло, сегодня сказать трудно. Вероятно, просмотрели, а потом признаться побоялись. Во всяком случае, желто-блакитная отделка многоэтажек, несмотря на время, кое-где сохранилась и поныне.

Всевозможные новаторства у московских чиновников часто вызывали раздражение, неприязнь, и даже зависть. Но днепропетровцы не унимались.

Главное – не деньги

Идея водной карусели на берегу Днепра пришла не архитектору и не строителю. И даже не конструктору. Инициатором стал неутомимый Юрий Ершов - председатель Днепропетровской федерации воднолыжного спорта. Для пущей убедительности он смастерил действующую модель, как он рассказывал, из обыкновенных… ящика, ведра воды и электромоторчика. Самоделку серьезная комиссия приняла, как говорится, на «ура»… Изготовление водной карусели поручили Днепропетровскому трубному институту и его предприятиям.

В пользу строительства гребного канала на Днепре давно говорили многие известные специалисты и спортсмены. Их доводы были серьезно обоснованы: в Крылатском вода «тяжелая» за счет илистого грунта. А вот Днепр имеет воду «легкую», потому что грунты здесь песчаные…

Страна готовилась к предстоящим Олимпийским играм. И, как считали местные власти, этим нельзя было не воспользоваться. «Ходоков» из областной партноменклатуры снарядили в Москву, рассчитывая на поддержку всемогущего земляка-генсека.

- Пробиться к Брежневу было непросто, - вспоминает А. П. Валовик, в то время первый заместитель председателя горисполкома. - Встреча произошла, можно сказать, случайно в коридоре. И мы, как могли, наспех рассказали Леониду Ильичу о причинах нашего визита.

- Георгий Эммануилович, - обратился Леонид Ильич к своему помощнику Цуканову, который был всесоюзным депутатом от Днепропетровщины, - дело хорошее. Благославляю… Но под твою ответственность.

Сразу же пошли к Сергею Павлову - председателю Спорткомитета СССР. Он тут же распорядился выделить 68 миллионов рублей за счет «Спортлото». По тем временам это были большие деньги. Строили гребной канал масштабно, с привлечением мощной техники, по всем правилам гидротехнического искусства и, конечно, в кратчайшие сроки.

Благодаря днепровской регате многие спортсмены впоследствии достигли высоких результатов и стали людьми известными.

Как позже выяснилось, за поддержкой в Москву ехали не случайно. Слышали, что Леонид Ильич какое-то отношение к спорту имел. Правда или нет, но рассказывали, что когда Брежнева в молодые годы перевели возглавлять Днепропетровский обком партии, он в порядке шефской помощи взялся руководить подготовкой спортсменов к всесоюзной регате. Попробовать себя в любительском спорте предложил передовой бригаде нагребальщиц, которые на рыбацких лодках-«дубках» переправляли тяжелые изделия с каменотесных участков вверх по течению Днепра. Аня и ее девчата имели хорошую мускулатуру и отличные физические данные. Они быстро пересели на байдарки и «академичку». Тренеры подправили им технику и отправили на соревнование.

Новоиспеченные спортсмены-любители так «гребанули» на старте, что обогнали чемпионов Союза на два корпуса.

Довольный успехом, Брежнев тогда произнес:

- Для спорта важнее не столько деньги, сколько трудовые достижения. Спортивные победы сами догонят…

Записал Игорь Родионов

 



  • На главную